В России планируют разработать правила поведения в аэропортах к ЧМ-2018

Закрыть ... [X]


Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Шиммель, Д.
1997
Аннотация: Опубликовано : Social Education. - 1997. - № 61 (2) - P. 70 - 74, © 1997 National Council for the Social Studies. Полный текст документа:

Давид Шиммель (David Schimmel), проф. педагогики факультета методов обучения, исследований и управления Университета Массачусетс в Амхерсте.

Традиционный подход к разработке правил и дискредитация гражданского образования

Важное место в образовании граждан занимает процесс просвещения относительно разработки школьных правил и обучение им школьников. В конечном итоге, школьные правила являются законами, которые применимы к школьникам. Неясно, почему обучение школьным правилам должно отставать от обучения правовой системе в целом, для которого существуют прекрасные материалы и методы.[1]

Тем не менее, на практике, обучение школьным правилам подчас оставляет желать лучшего. Зачастую, правила сообщаются ученикам способом, который неприемлем в отношении других дисциплин. Представьте учителя общественных наук, который бы преподавал Конституцию, просто раздав текст Конституции ученикам и попросив учеников и их родителей расписаться в анкете, удостоверяя, что они ознакомились с документом, а потом дать ученикам тест на проверку их знания и понимания Конституции!

Такой метод никак не мог бы считаться эффективным. Однако тому, как преподаются школьные правила, уделяется мало внимания. Иногда их вовсе никак не преподают. Когда их все-таки преподают, правила раздаются на первой неделе занятий и учеников и их родителей просят подписать и вернуть в школу анкету, удостоверяющую, что они ознакомились с правилами. После этого школьники несут ответственность за соблюдение правил и наказываются за их несоблюдение. Столь же часто используется другой метод, когда администрация школы или учителя раздают правила на первом общем школьном собрании и говорят ученикам о том, как важно знать и соблюдать правила.

Способ, с помощью которого большинство школ разрабатывает правила и обучает им, имеет три главных недостатка: 1) он противоречит принципам современного обучения; 2) он провоцирует школьников нарушать или игнорировать школьные правила; 3) он подрывает самодисциплину и дискредитирует гражданское образование. Данная статья, которая основана на более сотни анкет и интервью директоров и учителей начальных и средних школ,[2] описывает проблемы, возникающие в связи с правилами поведения школьников. В статье предлагается модель интерактивного обучения школьным правилам, которое способствует развитию сознательной дисциплины и положительному восприятию правил и никоим образом не подрывает авторитет и ответственность администрации или учителей.

Пагубные правила: авторитарный метод

Для большинства правил поведения в школе характерны пять проблем.

Они запрещают, ограничивают, но не дают объяснений.  Обычно правила содержат много запретов и мало или вовсе никаких прав школьников. Часто цель правил сформулирована в одном предложении (например, “чтобы в России планируют разработать правила поведения в аэропортах к ЧМ-2018 обеспечить порядок и безопасность”), за которым следует длинный перечень запретов и наказаний. Например, правила поведения в одной средней школе в маленьком городке содержали восемь страниц "нарушений школьных правил" (от "физического насилия" до "употребления ругательных слов"), вслед за которыми перечислялись  минимальные и максимальные наказания или последствия каждого нарушения.

В то время как наказания и процедуры контроля за соблюдением правил чаще всего изложены ясно, в большинстве случаев причины запретов не объясняются и выглядят произвольными.  Причины некоторых правил очевидны (например, запрет на оружие, наркотики, оскорбления и кражи), но есть ряд правил, суть которых непонятна. Приводим несколько примеров из нашего исследования:

запрещены фотоаппараты

запрещены игрушки

запрещены солнечные очки

запрещена одежда белого цвета

запрещены рюкзаки

запрещены чертики на ниточке

запрещены магические маркеры

запрещены спортивные майки

запрещены конфеты

запрещен спрэй для освежения полости рта

запрещена жевательная резинка

запрещены мешковатые брюки

запрещены шляпы.[3]

Некоторые правила так расплывчаты, что разумные школьники и администраторы интерпретируют их по-своему. Например: запрещена “неподходящая одежда”, запрещена одежда, которая “отвлекает от общей атмосферы обучения”, запрещен “вульгарный” язык, запрещены "предметы, которые могут продаваться”, запрещено “дурачиться” в автобусах, запрещены “сексуальные намеки или взгляды”, запрещено "неподобающее поведение" и запрещено ”иметь или показывать какой-либо предмет, который может причинить вред другому человеку”.[4] Такие неясные запреты могут интерпретироваться противоположным образом, что может привести к тому, что к ним будут относиться цинично.

Они авторитарны.  Ограничительные правила, изложенные в диктаторской форме, не относящиеся непосредственно к безопасности или обучению, чаще всего воспринимаются учениками как произвольные и незаконные. Граждане, живущие в условиях диктатуры, находят нравственным не считаться с законами или нарушать их, если они произвольно ограничивают их свободу и навязываются им без их участия. Школьники часто чувствуют себя таким же образом. Многие беззастенчиво нарушают авторитарные правила и поощряют других делать то же.

Школьники не участвуют в разработке правил. Несмотря на то, что отдельные представители учеников могут получить возможность выразить свое отношение к предлагаемым правилам поведения, подавляющая часть школьников не участвует в разработке или переработке школьных правил и поэтому не ощущает своей причастности. (Это в равной степени относится к учителям и родителям, которые также чувствуют себя отстраненными.) Отсутствие вовлеченности может привести к неправильному пониманию и непониманию прав и обязанностей школьников и учителей. В следствии этого, школьники и их родители иногда ошибочно полагают, что у них есть определенные права, а дезинформированные учителя могут не применять дисциплинарные меры из-за необоснованного страха судебного преследования за нарушение прав школьника.

Школьные правила обычно пишутся и распространяются формально-юридическим, а не педагогическим образом. Многие директора школ не осознают своей роли главных "учителей права" в своих школах, а также не понимают педагогического аспекта того, как школьные правила разрабатываются, интерпретируются и применяются. Они смотрят на школьные правила как на административные или юридические документы, а не как на учебный материал. В следствие этого, правила поведения часто пишутся канцелярски-юридическим языком, и нет способов проверить, понятны ли эти правила школьникам.

То, что школьников и их родителей обязывают давать расписку о получении правил, имеет целью "осведомить их", с тем чтобы "они не могли утверждать, что были не в курсе", когда школьников наказывают за нарушение правил. В отличии от великолепных материалов по правовому образованию, разработанных для курсов по гражданскому и уголовному судопроизводству, правила и законы, которые регулируют поведение учеников в наших школах, редко разрабатываются как обучающие материалы, включаются в учебные программы или оцениваются с точки зрения их полноты, ясности или эффективности.

В школьных правилах отсутствуют стандарты или процедуры. В то время как кодексы поведения школьников часто предполагают слушания до того, как школьника не допускают на занятия или исключают из школы, в них редко предусмотрены процедуры, позволяющие школьникам оспаривать или подвергать сомнению справедливость определенных правил или их применения.[5] Обычно также отсутствуют согласованные стандарты или процедуры, позволяющие определить, что правила являются излишними, дискриминационными, неуместными, двусмысленными или противоречивыми в том виде, в каком они написаны или применяются.

Вопрос о справедливости поднимается в каждом классе. Неважно, в каком классе, втором или двенадцатом, но когда ученик говорит о правиле (или его применении): "Это несправедливо", у учителей два возможных ответа: “Жизнь несправедлива” или “Но таково правило.” Такие ответы не учат школьников ничему хорошему.

Интервью с учителями показывают, что такие ответы обычно отражают их собственное разочарование, отчужденность или чувство бессилия.  Учителя чувствуют разочарованность, потому что им приходится применять правила, в разработке которых они не принимали никакого участия, которые они не понимают, с которыми они не согласны, но которые они не в силах изменить. Пагубные уроки, которые извлекаются в результате применения несправедливых правил,  могут серьезно подорвать уважение к правилам и законам у школьников, когда их мировоззрение только формируется.

Отрицательные последствия

Пять описанных выше черт, характерных для большей части правил поведения школьников, приводят к ряду отрицательных последствий.

Искажение роли педагогов. В результате правил, которые сосредоточены на запретах и наказаниях, учителей и администраторов воспринимают как надсмотрщиков, а не педагогов, а они начинают вести себя соответствующим образом, тратя большую часть времени на борьбу за дисциплину, а не на преподавание. Когда учеников считают непочтительными, непослушными или неорганизованными, школы ожесточают правила и внедряют их с помощью еще более строгих наказаний. А это приводит к обреченному на провал циклу эскалации правил, наказаний и неповиновения.

Развитие антагонизма. Если ученики не будут добровольно подчиняться школьным правилам, их будут заставлять им подчиняться. Проблема с принуждением как средством власти, пишет Уильям Муир, заключается в том, что “оно основано на устрашении" и “стороны, связанные принудительными отношениями,… практически всегда враждебны друг к другу ”.[6] Даже если принуждение имеет успех, и ученики подчиняются, это часто сопровождается педагогическим поражением, поскольку ученики становятся дерзкими, невнимательными или непослушными. Отчужденные ученики теряют уважение к власти и начинают отрицательно относиться к школе.

Дискредитация правил и власти. Обширные исследования в области социальной психологии и процессуального права показывают, что когда у людей нет возможности заранее выразить свои взгляды  относительно правил, которые затрагивают их жизнь, они склонны не подчиняться правилам и нормам. Они часто не удовлетворены  организационными решениями, участвуют в "умном" неподчинении, хуже работают и имеют более негативное отношение к представителям власти.[7]

Дискредитация ответственности и самодисциплины. Школы заявляют, что готовят учеников к роли активных, ответственных граждан. Тем не менее, школы подрывают эту задачу, когда издают кодексы поведения лишь при символическом участии учеников; когда правила поведения в школе содержат страницы запретов, наказаний и обязанностей и практически не содержат прав учеников; когда учителя начальных классов вывешивают правила поведения в классе в первый день занятий (потому что они “не хотят отнимать время от урока”); а участие старшеклассников в процессе принятия решений ограничивается жестко контролируемым органом самоуправления учеников, который решает тривиальные проблемы.

Традиционные правила поведения, призванные учить ответственности посредством контроля и наказания, обычно неэффективны и вредны. Джейн Нелсен и другие авторы работ по школьной дисциплине отмечают, что система, основанная на внешнем контроле, не учит самодисциплине. Такая система “перекладывает ответственность с учеников на учителя. Учитель обязан ловить провинившихся учеников …и наказывать их”.[8] "Наказание", - пишет Нелсен - “обычно на какое-то время прекращает плохое поведение”, но теряет свою эффективность, когда учителя нет поблизости, и не имеет долгосрочного положительного влияния. Наоборот, оно способствует развитию зависимости, сводит на нет инициативу ученика и формирует пассивное или неохотное соблюдение правила.

Несмотря на такие негативные последствия, многие родители и педагоги полагают, что единственный способ прекратить плохое поведение и "восстановить контроль" в школах - это наказывать, отстранять от занятий, а затем исключать из школы нарушителей порядка, с тем чтобы они не мешали учиться тем, кто хочет. В  некоторых случаях, когда никакие другие меры не принесли успеха, экстремальные наказания бывают необходимы. Но в большей части школ методы сотрудничества, которые могли бы привести к осознанному соблюдению правил поведения, не могли потерпеть неудачу - их просто не пробовали применять.[9]

Альтернатива: совместное создание правил

Приводим некоторые характеристики альтернативного подхода, который в большей степени будет способствовать осознанному соблюдению школьных правил и обеспечению безопасности и порядка.

Участие. Все граждане школьного сообщества – ученики, их родители и работники школы – должны привлекаться к созданию правил поведения в школе и в классе. Исследования в области социальной психологии свидетельствуют, что люди с готовностью соблюдают правила, разработанные с помощью справедливых процедур, предполагающих их участие. Справедливыми считаются такие процедуры, которые дают возможность тем, кого правила или решения касаются, высказать свое мнение до того, как эти правила и решения принимаются, а те, кто принимает решения, учитывают эти мнения.

Существуют несколько моделей совместного участия с привлечением учеников. В основном, они широко применяются в начальной школе. Например, в школе в Вашингтоне, Округ Колумбия, все ученики на первой неделе занятий принимают участие в процессе разработки правил, когда сначала проводится обсуждение в мини-группах, подчеркивается ответственность и сотрудничество, определяются положительные и отрицательные последствия поведения школьников, а в конце проводится торжественная церемония подписания "Классной Конституции" учителем и каждым учеником.[10]

В качестве другого примера можно привести книгу Рут Чарни "Как научить детей быть неравнодушными", где описывается, как можно с помощью метода совместного участия создать "классный устав" в "трудном" пятом классе, и как шестиклассники составляют "контракт  обязательных правил".[11]  А в начальной школе в штате Массачусетс директор школы организует "собрания сообщества", где обсуждаются права и ответственность членов школьного сообщества не только с целью выработки правил в начале учебного года, но и чтобы совместными усилиями решать школьные проблемы в течение всего года.[12]

Большие средние школы используют другие подходы. В средней школе в Нью-Йорке пять представителей, выбранных от каждого класса, принимают участие в составлении проекта правил поведения в школе под руководством учителя по праву и основам государства, который затем направляется в школьный законодательный орган. Законодатели обсуждают проект в каждом классе, затем вносят в него поправки и направляют директору школы на подпись. Средняя школа в штате Иллинойс планирует, что ученики, изучающие гражданское право, будут составлять правила поведения (после опроса всех учеников и работников школы); организуют с помощью своего учителя и директора школы общешкольное обсуждение проекта, внесение в него поправок и его утверждение; а затем старшеклассники будут преподавать правила поведения новичкам из девятых классов.

Участие важно не только для учеников; оно не менее важно для двух других сторон – учителей и родителей. Поскольку обе группы могут играть центральную роль в объяснении и поддержке (или критике и дискредитации) школьных правил, администраторы должны привлекать их к процессу составления правил.

В одной начальной школе, например, директор и школьный совет разослали анкету и предлагаемые правила поведения всем родителям и учителям, объяснили их цели и попросили их выразить свое мнение относительно того, ”понятны ли правила, чего в них не хватает, что следует изъять, исправить и добавить", и считают ли они, что правила "носят положительный и образовательный характер". Какая бы форма участия ни была выбрана, недостаточно общего приглашения директора школы на заключительном собрании педагогического коллектива в конце учебного года или информационного письма родителям с просьбой дать свои предложения по поводу школьных правил.

Правила сбалансированы, разумны и положительны. Вместо запретов и наказаний правила поведения должны содержать примерно равное число прав и обязанностей и подчеркивать, каким образом они способствуют развитию гражданских ценностей.  Правила должны начинаться с объяснения процесса совместного участия их разработки, как они способствуют образовательной миссии школы и как они защищают права школьников. В школе Рочестер в Нью-Йорке правила поведения содержат следующие права школьников:

участвовать в процессе обучения в классе и во внеклассной работе;

на безопасную обстановку;

участвовать в разработке школьных правил;

обращаться с петициями, жалобами или протестами в соответствующие школьные инстанции;

осуществлять права свободы слова, собраний, прессы и ассоциаций, при условии что осуществление этих прав не мешает процессу обучения и не нарушает прав других граждан.[13]

Затем правила могут перечислять обязанности школьников и объяснять, почему большинство личных прав не является абсолютным и должно ограничиваться для обеспечения безопасности и порядка. Когда причина запрета неочевидна, ее следует объяснить с точки зрения определенных целей процесса обучения.[14] Правила школы Рочестер включают такие обязанности школьников, как не опаздывать на занятия, уважать права других, использовать свои способности, чтобы лучше учиться, и на благо школьного сообщества, соблюдать правила поведения (которые объясняют, когда и почему свобода школьника должна ограничиваться для достижения определенных целей школы). В заключении, правила однозначно запрещают употребление табака, запрещенных медикаментов, алкоголя; обман; драки; воровство; и опасное оружие.

Правила должны быть образовательными. Правила поведения учеников должны быть задуманы и написаны как учебный материал. Исследования в области методики преподавания свидетельствуют, что прогрессивные педагоги “преподают правила поведения …с помощью тех же методов, что и другие учебные темы.” [15] Учителя и администраторы должны согласовать учебные цели, а учителя должны разработать планы уроков с указанием методов обучения (например, моделирование ситуаций и обсуждение в малых группах), которые предусматривают участие всех учеников. Такие уроки должны быть частью обычной учебной программы и включаться в первую очередь  в учебные курсы по общественным наукам или гражданскому образованию. В качестве домашнего задания можно попросить учеников обсудить наиболее важные правила с родителями. Также необходимы методики, позволяющие проверить, насколько ученики знают и понимают правила, и планы индивидуального обучения, повторного обучения и повторного тестирования для случаев, когда это необходимо.

Правила должны быть справедливыми. Когда ученик говорит, что правило несправедливо, он или она может иметь в виду "мне оно не нравится" или "оно наказывает меня за то, что мне нравится делать". Справедливость иногда рассматривается, как субъективное суждение о том, что ученику или учителю нравится, или что они предпочитают. Существуют ли более объективные критерии, чтобы оценить, справедливо или несправедливо правило? Если бы ученики, учителя и администраторы могли договориться о таких критериях, это могло бы изменить природу дискуссии о том, является ли школьное правило справедливым.  Я уверен, что такая договоренность может быть достигнута, кроме этого, существует отличный учебный материал, который может помочь.

В Центре гражданского образования, например, разработаны интересные, интерактивные материалы для разных возрастных групп, от дошкольников до старшеклассников, с помощью которых они могут понять, что делает правило хорошим или плохим.[16] Среди критериев для определения хороших правил предлагаются следующие:

они не являются дискриминационными

они соответствуют учебным целям

они понятны

они не расплывчаты, недвусмысленны, непроизвольны и не субъективны

они применимы

они не противоречат конституционным ценностям

Среди других критериев хороших правил можно привести такие: они ясные, не противоречат друг другу, известны людям, по отношению к которым они применяются, выполнимы, и за их нарушение предусмотрены разумные воспитательные последствия.

Необходимо, чтобы был определен порядок, позволяющий ученикам подвергнуть правило сомнению, оспорить его или предложить новое правило. Если школьному сообществу удастся выработать ряд стандартов для оценки школьных правил, тогда ученики, которые заявляют, что какое-то правило  несправедливо, должны объяснить, каким образом это правило нарушает согласованные критерии. Если ученики считают, что какое-то школьное или классное правило нарушает эти критерии (например, оно неуместно, двусмысленно, неясно или противоречит конституционным ценностям), тогда учитель или директор школы обязаны ответить ученикам и прояснить, изменить, объяснить или отменить такое правило.

Барьеры и способы их преодоления

Некоторые педагоги опасаются, что допустив учеников к составлению правил, они могут лишиться контроля. Однако, авторы работ по дисциплине в классе отмечают, что учителя, которые привлекают учеников к составлению правил, вскоре убедятся, что их опасения по поводу утраты контроля необоснованны, и что  правила, предлагаемые учениками обычно "так же строги, как правила, навязываемые им учителями, или даже строже".[17] Более того, ученики "уважают правила, которые они сами выработали, больше чем такие же правила, навязанные им".[18] Исследования показывают, что если при  составлении правил присутствует честное сотрудничество, люди, которых эти правила касаются, реагируют на правила и решения властей более положительно, даже если они с ними не согласны.[19]

Другое частое возражение - что привлечение учеников к составлению правил неэффективно и занимает много времени. Действительно, разработка правил с участием учеников занимает больше времени, но это окупается втройне. Совместная разработка правил дает лучшие правила, укрепляет самодисциплину и развивает важные навыки гражданина.[20]

Лучшие правила. Широкое участие учеников, учителей и родителей в разработке и обсуждении школьных правил приводит к тому, что администрация выявляет правила, которые представляются нечеткими, неуместными, противоречивыми, неадекватными или неприменимыми до того, как они напечатаны. Это улучшает качество и ясность школьных правил и процедур, а это приводит к тому, что они реже оспариваются или дискредитируются.

Укрепление самодисциплины. Психологи говорят, что, если дети подчиняются правилам не потому что они считают их разумными, а только чтобы избежать наказания, они вряд ли усвоят такие правила и вряд ли будут их соблюдать, если не будет угрозы наказания.[21] И наоборот, изучение опыта прогрессивных школ показывает, что "участие учеников в разработке и обсуждении программ по дисциплине в школе развивает чувство причастности," а это создает атмосферу, в которой ученики "хотят развить самодисциплину."[22] Кроме этого, изучение опыта школ с хорошей дисциплиной показывает, что сотрудничество учителей и учеников в решении проблем и разработке правил "действует более эффективно для снижения количества проступков, чем наказание".[23] Таким образом, в отличии от дисциплинарных систем, основанных на наказании, совместная разработка правил развивает взаимное уважение, сотрудничество, самодисциплину и чувство личной ответственности.

Развитие навыков гражданина. В большинстве школ учат гражданскому праву, не предоставляя ученикам возможности развить и применить на практике навыки гражданина. Участие в составлении школьных и классных правил дает ученикам такую возможность. Такое участие учит школьников учитывать мнение других, совместно искать решение общих проблем, брать ответственность за принятые решения и понимать важность правил и законов. Более того, ученики, принимающие участие в процессе управления школой, чаще становятся активными гражданами после окончания школы.[24]

Совместное составление правил способствует развитию таких навыков гражданина, которые включены в действующие стандарты штатов и в общенациональный стандарт. Например, "Национальный стандарт для программ основ государства и гражданского права" требует, чтобы школы не только обеспечивали знанием о государстве, но также развивали "навыки, необходимые для полноправного участия." В соответствии с "Национальными стандартами", "навыки участия развиваются, когда ученикам предоставляются возможности применить эти навыки на практике", а это возможно, если ученики принимают участие в "управлении классами и школами, работая в группах, чтобы достичь договоренности о школьных правилах".[25] Очевидно, что "Национальные стандарты" поддерживают совместное составление правил и предлагают, чтобы эта деятельность была включена в школьный учебный план.

Естественно, не всегда ученики будут удовлетворены окончательным результатом своего сотрудничества с учителями и администраторами. Тем не менее, большинство учеников не будет чувствовать себя преданным, сталкиваясь с расхождениями во мнениях, если они поймут, почему директор школы несет юридическую ответственность и наделен властью за составление правил поведения в школе и утверждение правил поведения в классе. Более того, когда мнения учеников не учитываются, им объясняют причины этого, и благодаря такому обмену мнениями они узнают, что "система" имеет обратную связь, и что их озабоченность учитывается. Они также узнают, что демократия - это сложное явление, что ответственные власти учитывают многочисленные, часто противоречивые ценности, что даже большинство не может нарушать конституционные принципы или права меньшинства.

[1] См., например, Foundations of Democracy: Authority, Privacy, Responsibility and Justice (Основы демократии: Власть, уважение личности, ответственность и справедливость) (Calabasas, CA: Center for Civic Education, 1993); Civil Justice and Criminal Justice (Гражданская справедливость), Third Edition (New York: Scholastic/Constitutional Rights Foundation, 1988); Edward McMahon, Lee Arbetman, and Edward O’Brien, Street Law, Fifth Edition (St. Paul: West Publishing Company, 1994).

[2] Анкеты были заполнены в Институте директоров школ Массачусетса 16 марта 1995 г. В опросе приняли участие директора 58 начальных школ, 21 неполная средняя школа и 22 полных средних школ. На вопрос: "Учат ли в вашей школе школьным правилам?", - все директора ответили "да". Однако, когда их попросили описать "методы", с помощью которых они учат правилам, менее 5 процентов указало, что правилам учат как учебному материалу, или что они включены в учебные программы. Несмотря на то, что 60 процентов ответили "да" на вопрос: “Проверяете ли вы, насколько хорошо ученики понимают правила?", - самыми популярными методами оценки были "наблюдение", “частота нарушений правил" и "беседы в момент совершения проступка". Кроме этих анкет в период с октября 1995 г. по март 1996 г. были проведены интервью с более 30 учителями и администраторами из штатов Огайо, Флорида, Массачусетс и Нью-Йорк.

[3] Эти и следующие примеры взяты из 28 кодексов поведения учеников (6 начальных школ, 8 неполных средних школ, 11 полных средних школ и 3 кодексов поведения, принятых на уровне района) в штатах Флорида, Огайо, Массачусетс и Нью-Йорк.

[4] Также Кодекс поведения ученика в штате Алабама включает нарушение, за которое следует наказание: “Владение каким-либо предметом, который может быть использован в качестве оружия на территории школы.” Суд штата счел данное правило несоответствующим конституционным нормам как нечеткое и неопределенное.  Dothan City Board v. V.M.H., 600 So.2d 1328 (Ala. Civ. App. 1995).

[5] Американское представление, что государственные власти должны действовать справедливо при принятии важных решений, затрагивающих интересы граждан, закреплено в конституционном требовании соблюдения надлежащей правовой процедуры. Поэтому Верховный суд требует соблюдения надлежащей правовой процедуры, прежде чем ученики отстраняются от занятий или исключаются из государственных школ. Однако, я убежден, что справедливые процедуры должны соблюдаться не только перед наказанием; справедливость должна характеризовать то, как представители государственной власти, в особенности школьные администраторы, разрабатывают, интерпретируют и применяют школьные правила.

[6] William K. Muir, “Teacher’s Regulation of the Classroom,” ("Управление классом учителем") в David Kirp and Donald Jensen, School Days, Rule Days (Школьные годы, годы правил) (Philadelphia: Falmer Press, 1986), 110-114.

[7] Allan Lind and Tom Tyler, The Social Psychology of Procedural Justice (Социальная психология процессуального правосудия) (New York: Plenum Press, 1988), 79, 179, 187.

[8] Jane Nelson, Lynn Lott, and H. Stephen Glenn, Positive Discipline in the Classroom (Позитивная дисциплина в классе) (Rocklin, CA: Prima Publishing, 1993), 99. Ключевой чертой позитивной дисциплины являются регулярные классные собрания в течение года, где преподается урок совместного решения проблем.

[9] Проект, проводимый под эгидой федерального Министерства юстиции и образования, демонстрирует, что обеспечение безопасности в школах достигается не путем избавления от опасных учеников, а с помощью “организации в школе процесса, который способствует осознанному соблюдению норм поведения учениками.” Charles R. Tremper, “School Crime and Student Rights: ‘Surprises’ from a Federal Initiative, ("Преступления в школах и права учеников: "Сюрпризы" федеральной инициативы): в The Urban Review 19,4 (1987): 235.

[10] Ellen Bein and Susan Stern, “Democracy as Discipline,” ("Демократия как дисциплина") ERIC ED 375 339, March 2, 1994.

[11] Ruth Sidney Charney, Teaching Children to Care: Management in the Responsive Classroom (Научить детей сочувствию: Руководство в отзывчивом классе) (Greenfield, MA: Northeast Foundation for Children, 1993), 58-63.

[12] Ethel Sadowsky, “Democracy in Elementary School” ("Демократия в начальной школе") в Ralph Mosher, Robert Kenny, Nr., and Andrew Garrod, Preparing for Citizenship (Воспитание будущих граждан) (Westport: Prager, 1994), Глава 7.

[13] John Marshall High School (Средняя школа Джона Маршала), 1995-96 Student Code of Conduct (Draft), (Кодекс поведения школьника (Проект)), Rochester, New York (Рочестер, штат Нью-Йорк).

[14] В "Кодексе сотрудничества" одной неполной средней школы приводится ясная причина каждого правила и объясняется какая "исправительная мера" последует за его нарушение. Кроме этого, Кодекс требует, чтобы мнения учеников учитывались "при принятии решений и правил, которые затрагивают их интересы". 1995-96 Handbook, Dover-Sherborn Regional Junior High School, Dover, MA, 4, 24-25 Кодекс поведения региональной неполной средней школы Довер-Шерборна, Довер, штат Массачусетс).

[15] Kathleen Cotton, “Schoolwide and Classroom Discipline,” ("Дисциплина в школе и в классе") в School Improvement Research Series V (Серии исследований в области усовершенствования школы V) (Northwest Regional Educational Laboratory, Portland, May 1991). ERIC ED 347 614, 6.

[16] Authority: Lessons on Evaluating Rules, Levels I-IV (Власть: Уроки по оценке правил, уровни I-IV) (1979-1995), Law in a Free Society Series, Center for Civic Education (Серия "Право в свободном обществе", Центр гражданского образования), Calabasas, CA (Калабасас, Калифорния).

[17] Nelson, Lott, and Glenn, 25.

[18] C. Kamil and L. Joseph, Young Children Continue to Reinvent Arithmetic, 2nd Grade (Маленькие дети продолжают открывать новую арифметику, 2-ой класс) (New York: Teachers College Press, 1989, p. 52.

[19] Lind and Tyler, 11, 26, 207.

[20] Исследователи обнаружили, что время, затраченное на привлечение к участию, является "самым эффективным методом улучшения отношения к организационным мерам, к сплоченности и послушанию". Ibid., 201.

[21] Ervin Staub, Positive Social Behavior and Morality, Vol. II Socialization and Development, (Позитивное социальное поведение и нравственность, Том II Социализация и развитие) (New York: Academic Press, 1979), 92-99.

[22] Cotton, 3.

[23] Ibid. Кроме этого, "дети, у которых было время проанализировать и обсудить правила, быстрее их запоминают и осознают их значение, таким образом исчезает почва для возникновения проблем". Kathryn Castle and Karen Rogers, "Rule Creating in a Constructivist Classroom Community," ("Создание правил в конструктивной атмосфере класса") Childhood Education (Детское образование), Vol. 20, No. 2, Winter 1993-94, 78.

[24] В Воспитании будущих граждан дается детальное объяснение, как обучать навыкам граждан, и описываются противоречивые опыты демократического управления (в государственных школах в Бруклине, штат Массачусетс, и Гановере, штат Нью-Гемпшир) по методу John Dewey и Lawrence Kohlberg. Mosher, Kenny, and Garrod, op. cit.

[25] National Standards for Civics and Government (Национальные стандарты для основ гражданского права и государства) (Calabasas, CA: Center for Civic Education, 1994), (Калабасас, Калифорния: Центр Гражданского образования, 1994) 5-6, 19.

Источник информации:
Сайт ¨Клиническое юридическое образование¨. ( http://www.lawclinic.ru/library.phtml?m=1&p=5 )

Информация обновлена:01.01.2008


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Правила поведения в московских аэропортах планируют Национальные праздники в Татарии в 2018 году


В России планируют разработать правила поведения в аэропортах к ЧМ-2018 В России планируют разработать правила поведения в аэропортах к ЧМ-2018 В России планируют разработать правила поведения в аэропортах к ЧМ-2018 В России планируют разработать правила поведения в аэропортах к ЧМ-2018 В России планируют разработать правила поведения в аэропортах к ЧМ-2018 В России планируют разработать правила поведения в аэропортах к ЧМ-2018 В России планируют разработать правила поведения в аэропортах к ЧМ-2018 В России планируют разработать правила поведения в аэропортах к ЧМ-2018 В России планируют разработать правила поведения в аэропортах к ЧМ-2018


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ